Поддержи NHL.RU     Реклама на NHL.RU   Посетителей на NHL.RU: 128 чел.
Logo NHL.RU
  Запомнить Забыли пароль? Регистрация  
Форум - Каролина Харрикейнз

22.06.17 01:29
Offseason

16.06.17 14:10
Charlotte Checkers

16.04.17 22:02
Проспекты

10.04.17 14:07
April 2017

31.03.17 06:23
March 2017



Рейтинг "чертовой дюжины"


Общий рейтинг
место   участник очки
1 bertoshas 781
2 BUGAY 777
3 ICEmen25 775
4 jekka736 775
5 severyanin3 774
6 Tocc 772
7 Kostyan77 771
8 klad77 771
9 serg_89 771
10 datch 771
11 mr.shef 768
12 morozov-12345 768
13 balabasina 767


место   Страна очки
1 Дания 2260
2 Канада 2228
3 Германия 2217
4 Россия 2213
5 Литва 2211
6 Словакия 2210
7 Чехия 2193
8 Италия 2191

Включиться в игру

Поиск по NHL.RU

Статистика NHL.RU

Рейтинг@Mail.ru

Каролина Харрикейнз (Carolina Hurricanes) на NHL.RU

лого Каролина Харрикейнз Главная Все новости
Данные команды Расписание и результаты
Форум Результаты игроков (скоро)
Фото История

История
В истории НХЛ было немало случаев, когда хоккейный клуб, болельщики которого еще вчера всем сердцем переживали за любимую команду, в силу различных обстоятельств (как правило, финансовых) менял прописку, хозяев, название и становился достоянием другого города, находящегося за много километров от прежнего дома. Очевидно, что такая миграция никогда не добавляла популярности сильнейшей Лиге мира, тем более что «осиротевшая» половина хоккейных фанатов навсегда становилась противниками новосозданного коллектива. Хоккей - это не только спорт, но и бизнес, жертвой которого может стать любая команда. Яркий тому пример – трагическая временами история «Каролины Харрикейнз».

По сути, «Каролина» за время своего существования четырежды меняла прописку, и всем, кто хоть немного интересуется североамериканским хоккеем, хорошо известно, что «Ураганы» принадлежат Рэлею только на протяжении небольшого периода новейшей истории. Куда больше этот клуб огорчал и радовал болельщиков другого города – Хартфорда, что в штате Коннектикут. Без малого четверть века «Китобои» оставались собственностью и гордостью этого штата, располагали сложившимися традициями, а экспрессивные болельщики «Уэйлерз» до сих пор остаются одними из самых преданных в НХЛ.

С чего все начиналось

Днем рождения клуба можно считать 15 ноября 1971 года, когда Совет директоров только что созданной Всемирной хоккейной ассоциации (ВХА) включил в свои ряды еще не существующую команду из Нью-Ингленда (пригород Бостона), во главе которой стояла группа бизнесменов, буквально бредившая хоккеем. В качестве отцов-основателей клуба свои имена в историю вписали Говард Болдуин, Джон Кобарн, Годфри Вуд и Уильям Барнс.

Следует напомнить, что ситуация, сложившаяся в НХЛ на рубеже 70-х годов, не отвечала требованиям тех лет. Популярность профессионального хоккея росла, словно на дрожжах, и НХЛ, расширявшаяся только за счет американских городов, просто не могла вместить всех желающих. Канадские хоккейные центры, такие как Эдмонтон и Виннипег, развернули настоящую информационную войну против подобной дискриминации, и, заключив сепаратный мир, начали искать выход из сложившейся ситуации. Тогда же владелец «Нефтяников» Билл Хантер впервые открыто покритиковал чиновников НХЛ, заявив буквально следующее: «Почему такие американские города как Окленд и Сент-Луис имеют профессиональные клубы, а Эдмонтон этого не достоин? Если они считают себя выше нас, они глубоко заблуждаются!».

В скором времени выход был найден: в сезоне 1972-73 у НХЛ появился первый серьезный конкурент с громким и вызывающим именем: Всемирная хоккейная ассоциация (в оригинале - World Hockey Association). Первоначально в новоиспеченной Лиге должны были играть 10 команд из Майами, Калгари, Чикаго, Дэйтона, Эдмонтона, Лос-Анджелеса, Сент-Пола, Сан-Франциско и Нью-Йорка. Но уже через месяц после своего рождения ВХА пополнилась двумя новыми клубами из Оттавы и Нью-Ингленда. Чуть позже список перетасовали еще раз, и вместо Майами появилась Филадельфия, взамен Дэйтона – Хьюстон, а канадский Квебек занял место Сан-Франциско.

Над названием для новой команды хозяевам долго головы ломать не пришлось. Окрестить клуб «Китобоями» предложил Уильям Барнс, с идеей которого согласились абсолютно все. Рассуждения Барнса были предельно просты: если новая Лига состоит из символов «WHA», значит и команда должна складываться из тех же букв, и «WHALERS» стали лучшим тому подтверждением. «Китобои» пришлись по душе и болельщикам, которые с радостью восприняли возможность такого объединения, что заранее делало клуб визитной карточкой новой Лиги. Не было проблем и с логотипом: форму игроков украсил кит и гарпун.

Формирование клуба началось с наступлением нового 1972 года. В январе на пост генерального менеджера и главного тренера «Китобоев» был приглашен Джек Келли, которому на постройку боеспособного коллектива отводилось 8 месяцев. В Бостоне Келли считался фигурой знаковой и добился немалых успехов со своей прежней командой – Бостонским Университетом, поэтому его назначение имело вполне логичные объяснения. По сути, Келли был выдан карт-бланш, и как выяснится позже, это было верным решением.

Первым игроком, которого удалось привлечь под свои знамена боссам «Уэйлерз», стал Ларри Пло. Чуть позже Джек Келли переманил сразу троих хоккеистов «Торонто Мэйпл Лифс» - Бреда Селвуда, Рика Ли и Джима Дори, а также игрока Олимпийской сборной США Тима Шихи. Добавим, что Келли не спешил вкладывать средства в темных лошадок и первый контракт заключил через 3 с лишним месяца после своего пришествия. Менеджер «Китобоев» лично просматривал каждого потенциального кандидата и только после этого вступал в переговоры с его агентами.

Свой первый официальный матч в ВХА «Китобои» провели 12 октября 1972 года против «Филадельфии Блэйзерс». Первый блин, вопреки известной пословице, комом не вышел. В присутствии 14 с лишним тысяч болельщиков (как окажется позже, эта цифра еще долго будет оставаться рекордом посещаемости домашних матчей) «Уэйлерз» нанесли соперникам эффектное поражение, отыграв по ходу встречи две шайбы. Гости уверенно выигрывали 2:0, когда «Китобои» после тайм-аута, взятого наставником клуба, проявили настоящий бойцовский характер, изменили ход поединка и выиграли матч со счетом 4:3. Автором первой шайбы стал Томми Уильямс, вписавший таким образом свое имя в историю клуба. Позже Говард Болдуин скажет, что «о таком дебюте он мог только мечтать».

В целом сезон 1972-73 удался «Китобоям» от начала и до конца. Келли оправдал оказанное доверие и в первый же год своего правления достиг самых высоких вершин – выиграл с командой звание чемпионов ВХА, обыграв в финале «Реактивщиков» из Виннипега. Но если в спортивном отношении дела у клуба шли просто прекрасно, с финансовой стороной начались существенные проблемы. Стоит особо отметить, что официально «Китобои» были родом из Нью-Ингленда – территории, не имеющей четкого географического определения. Район Новой Англии складывается из нескольких штатов, в том числе и Массачусетса, и за этим многообещающим названием скрывалась обычная бостонская прописка, что автоматически оставляло «Китобоев» в тени их более именитых соседей – авторитетных бостонских «Медведей».

«Хартфорд»

Уже в первый год своего появления в Бостоне «Китобоям» не удалось продать больше двух тысяч сезонных абонементов. Конкуренция со стороны звездных «Брюинз», стремившихся к вершинам НХЛ, была настолько высока, что грозила потопить новехонькое китобойное судно в ближайшие годы. Надежды, что в будущем болельщики перейдут на сторону амбициозных новичков, рушились, как карточный домик: посещаемость домашних матчей была невысока, а большая часть сезонных абонементов оставалась невостребованной и пылилась в кассах. Популярности «Китобоям» не добавил даже чемпионский титул, и в скором времени боссы команды были вынуждены серьезно задуматься о возможном переезде в другой, менее насыщенный хоккейной жизнью город. Закрепить чемпионский успех хоккеистам не удалось, что в первую очередь отразилось на финансовом благосостоянии клуба и предопределило дальнейшую судьбу «Китобоев»: команду покинули несколько ведущих игроков, и дальнейшее существование коллектива ставилось под большой вопрос. В 1974 году был выброшен белый флаг – «Уэйлерз» переехали в Хартфорд, столицу штата Коннектикут.

Главными критериями поиска новой акватории «Китобоев» для Болдуина и его партнеров были финансовые гарантии. Вдоволь вкусив горький плод бюджетного дефицита, боссы «Уэйлерз» рисковать больше не пожелали и остановили свой выбор на Хартфорде, где с радостью готовились приютить «Китобоев» и даже обещали построить в честь этого события новый ледовый дворец. В самом Коннектикуте возможность переезда восприняли на «ура» и тут же организовали массовую рекламную компанию в поддержку «Уэйлерз». Гарантами стабильности выступили более 500 (!) различных фирм, частных компаний и общественных организаций, обещавшие клубу долгую и экономически выгодную жизнь в новом городе. Отказываться от такого предложения было бессмысленно, и Болдуин вывез свое детище из Бостона при первой удобной возможности. До открытия нового стадиона нужно было подождать несколько месяцев, и поэтому команда провела концовку сезона 1973-74 и начало сезона 1974-75 в Спрингфилде, что в штате Массачусетс.

Прежде чем перейти к дальнейшему повествованию, позвольте сказать несколько отдельных слов о самом штате Коннектикут. Дело в том, что в плане спортивных состязаний это один из самых консервативных районов Америки. Баскетбол, футбол и бейсбол, получившие широкое распространение в США, в этом штате представлены не были, и поэтому «Китобои» до самого последнего момента оставались единственной гордостью местных жителей, а возможность окрестить профессиональный клуб «Хартфордом» на долгое время стало лучшей рекламой родного штата.

Главной особенностью переезда команды явилось отсутствие разногласий в вопросе переименования клуба. Как правило, при смене прописки меняется и название, с которым коллектив вступает в новую жизнь. Случай с «Китобоями» стал едва ли не единственным прецедентом в истории североамериканского хоккея, когда подобная необходимость отпала за ненадобностью. В Хартфорде даже не рассматривали такой вариант, посчитав его неуважением по отношению к будущим кумирам. Команда меняет прописку, и не более того, - в один голос твердили журналисты, опираясь на должную поддержку общественного мнения. Сегодня, глядя сквозь призму времени на события 30-летней давности, еще раз убеждаешься в том, что «Китобои» зашли в нужную гавань, где их ждали многочисленные поклонники, готовые дать отважным охотникам тепло и уют.

И еще одно удивительное совпадение, гарантировавшее новому клубу сумасшедшую поддержку болельщиков: по иронии судьбы, именно Кит является одним из главных символов Коннектикута.

«Хартфорд оказался тем самым местом, которое мы искали, - скажет некоторое время спустя Говард Болдуин. – У нас были и другие варианты, но именно Коннектикут произвел наиболее благоприятное впечатление. Удивительно, как с такой неповторимой хоккейной атмосферой и такими выразительными болельщиками, в этом городе еще не было команды из элитной лиги!? Спустя много лет я неоднократно убеждался в правильности сделанного выбора».

Долгожданный дебют «Китобоев» в Хартфорде состоялся 11 января 1975 года. Открытие новенького «Сивик Сентра», рассчитанного на 10 с половиной тысяч персон и под завязку заполненного многочисленными поклонниками хоккея, пришлось на матч против «Моряков» из Сан-Диего. Восторженная публика встретила игроков долгими овациями, и «Уэйлерз», как оказалось позже, не ударили в грязь лицом. Первые 40 минут матча прошли под диктовку хозяев: «Моряки» с самого начала оказались в роли догоняющих, в результате чего на третий период соперники вышли при счете 3:2 в пользу «Китобоев». Последующие 15 минут прошли гладко, и под занавес встречи «Уэйлерз» отошли в оборону, предвкушая скорую победу, и стали играть на удержание счета. Но вдруг случилось невероятное. Поединок близился к своему завершению, когда «Морякам» удалось сравнять счет. Неожиданно поверив в собственные силы, окрыленные успехом гости бросились дожимать ошарашенных соперников и едва не добились очередного взятия ворот. Вся оборона «Китобоев» к тому времени сводилась к беспорядочному выбрасыванию шайбы из собственной зоны, и в этот момент не выдержали нервы у защитника Томми Абрахамсона, который получил 2-минутный штраф за подножку соперника. Удаление грозило хозяевам льда катастрофой, но все произошло как раз наоборот. Использовать численное преимущество гостям не удалось, напротив, Рэнди Свэйн перехватил шайбу в собственной зоне, и, совершив рывок к противоположным воротам, «загарпунил» снаряд в дальний от вратаря угол. Финальная сирена ознаменовала трудную победу «Хартфорда». Наверное, не стоит лишний раз говорить о том, что творилась на трибунах, и как болельщики приветствовали новых героев. Успех команде был обеспечен!

Несмотря на быстро завоеванную популярность, в спортивном отношении команда не прогрессировала. Первый год в Хартфорде почти ничем не отличался от предыдущего – «Китобои» уверенно попали в плей-офф, где очень быстро (уже на первом этапе) выбыли из розыгрыша. Зато средняя посещаемость домашних матчей выросла на порядок, что было хорошим признаком. На 39 играх в «Сивик Сентре» побывало около 306 тысяч болельщиков – в среднем по 7 с лишним тысяч на матче, что превысило в несколько раз показатель предыдущего сезона. Для сравнения, общая посещаемость в Бостоне составляла всего 70 тысяч. В Хартфорде фиксировались аншлаги на каждом матче плей-офф, тогда как в Бостоне даже на играх финального раунда с трудом набиралось 7 тысяч человек.

Болельщики не без оснований строили самые радужные прогнозы – перспективы роста были самыми высокими, но ситуация начала меняться уже в следующем году. Регулярный чемпионат команда закончила на предпоследнем месте родного дивизиона, и, хотя аншлаги были уже не такими частыми, посещаемость домашних матчей по-прежнему считалась очень высокой.

23 мая 1977 года «Уэйлерз» совершили одну из самых громких сделок в своей истории. Клуб подписал долгосрочные контракты сразу со всем легендарным семейством Хоу, переманив выдающуюся хоккейную династию из НХЛ. Форму «Китобоев» примерили знаменитые хоккеисты Горди Хоу, Марк Хоу и Марти Хоу.

Звездная плеяда должна была повысить и без того не низкие рейтинги «Китобоев», но уже в середине следующего сезона в городе произошел непредвиденный случай, оставивший Хартфорд без хоккея на долгое время. Зима 1978 года выдалась в Коннектикуте на удивление снежной, и, когда регулярный чемпионат был в самом разгаре, стихия разрушила домашнюю арену «Уэйлерз». 18 января в 16.30 крыша «Сивик Сентра» не выдержала под громадным весом накопившегося снега и льда и обрушилась, погребя под собой большую часть хоккейной арены. Только по счастливой случайности внутри никого не было. Команда была вынуждена в срочном порядке переехать в Спрингфилд, где несколько месяцев базировалась до переезда в Хартфорд, в то время как ледовый дворец прикрыли на капитальный ремонт.

Национальная хоккейная лига

В конце 70-х ВХА начала вчистую проигрывать свои позиции конкурентам из НХЛ. Приток высококлассных игроков в Лигу резко сократился, и только немногие команды, такие как «Хартфорд» с Дэйвом Кеоном, а позже, как уже было сказано, и с династией Хоу, могли раскошелиться на содержание яркой россыпи звезд. Примерно со второй половины 70-х в ВХА начались финансовые трудности, которые грозили в скором времени перерасти в настоящий затяжной кризис. Исчерпав ресурсы, в первую очередь финансовые, ассоциация прикрыла бизнес в 1979 году.

К тому моменту президентом Всемирной Хоккейной Ассоциации был владелец «Китобоев» Говард Болдуин, сделавший все возможное и невозможное для дальнейшего существования родной команды. НХЛ, воспользовавшись моментом, решила расширить свои границы за счет вчерашних конкурентов, но в новую Лигу должны были влиться только лучшие клубы ассоциации. Включить в НХЛ все 12 команд почившей в бозе ВХА не представлялось возможным: из-за дефицита классных игроков и, как следствие, отсутствия зрительского интереса многие клубы просто были неконкурентоспособными.

22 июня 1979 года благодаря Болдуину в НХЛ официально были приняты «Эдмонтон», «Квебек», «Виннипег» и «Хартфорд», вследствие чего «население» Лиги увеличилось до 21 клуба.

Пока команда играла с Спрингфилде, а в Хартфорде вовсю шла реконструкция «Сивик Сентра», возникла необходимость изменений внутри самого коллектива. В частности, было решено обновить дизайн формы и логотип клуба. Инициаторами новаций выступили Билл Барнс, вице-президент «Уэйлерз» по маркетинговым операциям и связям с общественностью, а также Питер Гуд, преуспевающий дизайнер в области спортивных разработок. Так, в 1980 году на свет появилась новая эмблема «Китобоев», одна из самых привлекательных и узнаваемых в Лиге, с которой клуб больше никогда не расставался.

«Мы оставили символ «W» - он был на прежней эмблеме. Мы использовали эту букву как неотъемлемую часть нашей истории, - объяснял смысл нового логотипа Барнс. – От кита было решено оставить только хвост, поскольку именно эта часть у млекопитающего самая сильная».

Большой хоккей вернулся в Хартфорд в самый разгар регулярного чемпионата 6 февраля 1980 года. Восстановленный «Сивик Сентр», рассчитанный после капремонта на 14 тысяч персон, не мог вместить всех желающих. Город после двухлетнего перерыва переживал настоящий хоккейный бум, и билеты были распроданы за много дней до начала эпохального матча. В таких встречах «Китобоям» всегда сопутствовала удача, не стал исключением и отчетный поединок с «Лос-Анджелесом». Противостояние с «Королями» получилось напряженным, но «Уэйлерз» сумели дожать соперников и в лучших традициях нанесли калифорнийцам поражение.

Следует отметить, что старт в новой лиге «Китобоям» удался и получился более-менее успешным. В дебютном сезоне «Китобои», несмотря на отвратительную выездную статистику, набрали 73 очка и, заняв четвертое место в дивизионе Норриса, пробились-таки в плей-офф. Правда, в играх на вылет «Уэйлерз» ничем себя не проявили и очень быстро отправились на досрочные каникулы. «Китобоям» не повезло с соперником – в первом раунде они вышли на «Монреаль», защищавший чемпионский титул, завоеванный годом ранее. Канадцы «всухую» обыграли амбициозных новичков, развеяв по ветру все надежды хартфордских болельщиков. Но прославились «Китобои» не только громким вылетом из Кубка. В ходе первой НХЛ-овской компании особо проявили себя ветераны команды. Горди Хоу в возрасте 51 (!) года провел 80 матчей, Дэйв Кеон – 76, а приобретенный в феврале у «Виннипега» в обмен на будущие соглашения Бобби Халл – 9, причем Хоу и Халл остаток сезона провели в одном звене. Летом Горди Хоу окончательно повесил коньки на гвоздь, а номер 9, под которым выступал легендарный хоккеист, был объявлен в «Хартфорде» неприкасаемым – его закрепили за Хоу навечно.

В НХЛ, где уровень конкурентов был значительно выше, нежели в ВХА, к «Китобоям» уже на следующий год очень быстро приклеилось клеймо аутсайдеров. Пять последующих после дебютного сезона лет команда оставалась за бортом кубковых баталий. Но именно отсюда началось строительство нового коллектива. И если дела на ледовой площадке у клуба не клеились (исключение могут составить разве что первые «китобои» - Марк Хоу и Майк Роджерс – попавшие на матч «Всех звезд»), то кадровая селекция была весьма успешной. В сезоне 1980-81 «Уэйлерз» финишировали одними из худших, что давало право более высокого посева на предстоящем драфте молодых талантов. Генеральный менеджер «Уэйлерз» Ларри Пло (тот самый, который вошел в историю как первый игрок команды), уроженец Нью-Ингленда и настоящий фанат «Китобоев», под общим четвертым номером выбрал 18-летнего Рона Фрэнсиса, которому в недалеком будущем суждено было стать капитаном и символом клуба. Впоследствии Фрэнсис войдет в пятерку игроков НХЛ, когда-либо преодолевавших знаковый рубеж в 500 заброшенных шайб и 1000 результативных передач. Это будет гораздо позже, а пока Рон делал первые шаги в новой для него лиге. Хартфорд очень скоро стал для Фрэнсиса родным домом. Рон женился на местной девушке, обзавелся потомством, и, главное, завоевал расположение болельщиков, боготворивших своего кумира. Сегодня Фрэнсис является обладателем всех главных клубных рекордов – по очкам, голам, передачам и сыгранным матчам.

В следующем году, по итогам которого «Китобои» набрали столько же очков, сколько и в предыдущем (60), на драфте благополучно был выбран молодой форвард Кевин Дайнин, на долгое время застолбивший место в ударных звеньях команды. Дайнин, полноценно раскрывшийся через два года, дважды забрасывал 40 и более шайб за сезон, часто играл в паре с Фрэнсисом и редко уходил в тень. Позже, наряду с Роном Фрэнсисом, Дайнин будет включен в символическую пятерку лучших игроков «Хартфорда» всех времен.

Следующим весомым приобретением «Уэйлерз» явился голкипер Майк Лиут, выменянный из «Сент-Луиса» в ходе регулярного чемпионата 1984-85. Именно Лиут и Фрэнсис на долгие годы станут признанными лидерами команды и под руководством Джека Эванса, возглавившего «Хартфорд» на посту главного тренера, вернут «Китобоям» постоянное место в плей-офф.

Гимн «Китобоев»

Сезон 1985-86 удался «Китобоям» от начала и до конца. Нет, «Уэйлерз» не выиграли Кубок Стэнли, не стали обладателями громких индивидуальных трофеев и не установили вечный рекорд команды по набранным баллам. Успехи «Хартфорда» оценивались в гораздо меньших масштабах, чего с лихвой хватало, чтобы свести с ума целую армию многочисленных поклонников, для которых даже выход в плей-офф расценивался как феноменальное достижение, если не сказать большего. Но это было не все. Во-первых, как уже было сказано, команда вернула себе место под солнцем, пробившись после длительного перерыва в кубковую часть первенства, а во-вторых, у «Китобоев» появился командный гимн, ставший визитной карточкой «Хартфорда». Под звуки этой песни начинались и заканчивались не только домашние матчи команды, но отмечались решающие голы, а также все остальные околохоккейные мероприятия.

Победным кличем «Китобоев» оставалась песня «Brass Bonanza», что можно перевести как «Медное Изобилие», написанная специально для хоккейного клуба более 10 лет назад. У «Brass Bonanza» есть собственная история – неотъемлемая часть командной летописи, на которой стоит остановиться отдельно.

Все началось с подготовки к традиционному матчу «Всех звезд», который должен был пройти в Хартфорде 4 февраля 1986 года. В городе был организован специальный штаб, занимавшийся исключительно организационными вопросами данного мероприятия, во главе с Джорджом Дучеймом. Подготовка шла гладко, пока председателю неожиданно не попалась в руки кассета с записью «Brass Bonanza», совершившая революционный переворот в истории хартфордского хоккея. Это была старая запись, сделанная в 1975 году и купленная организацией за бесценок. В тот год, когда команда только переехала в Хартфорд, был объявлен конкурс на фирменный музыкальный проигрыш для игровых пауз. Но очень скоро от этой идеи отказались, а несколько приобретенных кассет остались невостребованными и с тех пор пылились в клубном архиве. «Brass Bonanza» была полупрофессиональной записью, сделанной начинающим музыкантом Джеком Сэем, который продал ее почти даром. Именно эта кассета спустя десятилетие и попалась в руки Дучейму. «Brass Bonanza» пришлась ему по душе, и он твердо решил поставить песню на торжественной церемонии открытия всезвездного уик-энда.

«Записи пролежали у меня дома около двух недель, но из-за отсутствия времени я не уделял им особого внимания, - вспоминает Дучейм. – В один из дней у нас была вечеринка, на которой кто-то из гостей случайно включил эту кассету. Услышав звуки «Brass Bonanza», я сразу понял – это то, что мы искали».

Через несколько месяцев, закончив турнир с 84 очками, «Хартфорду» под звуки нового гимна предстояло навести шороху в плей-офф. После 5-летнего отсутствия «Китобои» совершенно неожиданно выбили в первом раунде «Квебек Нордикс» и были близки к тому, чтобы пробиться в следующий тур. Но, азартной команде из Коннектикута не хватило совсем немногого. «Уэйлерз», сражаясь с «Монреалем» на равных на протяжении всей серии, уступили в овертайме решающего 7-го поединка. За 6 минут до конца дополнительной двадцатиминутки Клод Лемье коварным броском установил окончательный счет – 2:1 в пользу «Канадиенс». Домой игроки возвращались в подавленном настроении, однако в Хартфорде они были героями. В честь победы над «Квебеком» в городе был устроен торжественный парад, масштабов которого не видели даже некоторые чемпионы. Быть может, поэтому в Северной Америке хартфордцев считают эталоном хоккейного фанатизма.

Последующие 6 лет прошли с переменным успехом: набранных в чемпионате очков исправно хватало на попадание в плей-офф, откуда команда с математической точностью вылетала в первом же раунде. Из года в год болельщики не без оснований продолжали надеяться на лучшее, однако ничем большим «Китобои» похвастаться не могли. Несколько индивидуальных рекордов, а также завоеванное по итогам сезона 1986-87 первое место в дивизионе Адамса (благодаря победе над «Нью-Йорк Рейнджерс» в последней игре чемпионата «Китобои» набрали рекордные 93 очка) – то немногое, чего добились «Уэйлерз» после кубкового триумфа. Оценивая общие успехи «Хартфорда» на данном временном этапе, можно было смело отнести этот клуб к многочисленной когорте твердых середняков, которые регулярно попадали в плей-офф, но там на многое рассчитывать не могли.

Трудно сказать, чем в 1991 году был мотивирован массовый обмен с «Питтсбургом», однако трейд, который был признан худшим за всю историю «Хартфорда», можно смело считать началом заката «Уэйлерз». 4 марта 1991 года было ознаменовано немыслимым для болельщиков обменом неувядающего Рона Фрэнсиса, жесткого защитника Ульфа Самуэльссона и менее известного Гранта Дженнингса на трех темных лошадок – Джеффа Паркера, Джона Каллена и Зарли Залапски. От этого обмена выиграли только «Пингвины», а вот «Китобои» потеряли не только признанных лидеров, но и лишились главной составляющей собственного успеха. Фрэнсис и Самуэльссон, напротив, очень быстро вписались в отлаженный механизм «Питтсбурга», сыграли далеко не последнюю роль в покорении командой Марио Лемье чемпионской вершины, помогли ей выиграть первый Кубок Стэнли и на долгое время стали лидерами «Пингвинов». В тот же год прописку сменил Кевин Дайнин, переехавший в «Филадельфию».

«Когда команда теряет игрока такого калибра, как Фрэнсис, и ничем не компенсирует его потерю, организации наносится серьезный удар, - дает оценку действиям своих предшественников Джим Рутерфорд. – Чтобы оправиться от последствий подобного обмена, требуется немало времени».

Кубковая стабильность длилась недолго, и невезучие «Уэйлерз» опять поползли вниз по турнирной лестнице. Двери плей-офф закрылись для «Хартфорда» в 1992 году, где удача отвернулась от них окончательно. Камнем преткновения вновь оказался «Монреаль», в упорной борьбе переигравший соперников в решающем 7 матче серии, причем опять в дополнительное время. 2 мая 1992 года на 6-й минуте второго овертайма Расс Куртнолл поразил ворота Фрэнка Пьетранджело и навсегда оборвал 7-летнее пребывание «Китобоев» в розыгрыше Кубка Стэнли.

В 1994 году у «Китобоев» появились новые владельцы. Инвестиционная группа во главе с Питером Карманосом, Томасом Тевесом и Джимом Рутерфордом, впоследствии ставшим генеральным менеджером клуба, приобрела нерентабельный «Хартфорд» за 47 с половиной миллионов долларов. Летом этого же года в городе прошел традиционный драфт молодых талантов, где Рутерфорд остановил свой выбор на юном Джеффе О’Нилле.

Сидеть сложа руки бригада Карманоса не собиралась, и очень скоро по «Хартфорду» прокатилась волна громких обменов. Но бесперспективные «Китобои» не слишком-то привлекали состоявшихся игроков, большинство из которых, оказавшись в «Уэйлерз», старались всеми правдами и неправдами добиться перевода в другой клуб. Так, в следующем году из «Сент-Луиса» в обмен на перспективного защитника Криса Пронгера, выбранного «Китобоями» в первом раунде драфта-93, был приобретен Брэндан Шэнахан, который покинул Хартфорд уже в следующем сезоне. 9 октября 1996 года недовольного Шэнахана с довеском в лице Брайана Глинна отправили в «Детройт», а в обратном направлении проследовали Пол Коффи и Кейт Примо. Коффи задержался в новом клубе и того меньше: когда он набрал в 20 играх всего 4 очка, его, скрипя зубами, отправили в «Филадельфию».

На фоне кадровых перестановок в городе разразилась настоящая война из-за постройки новой арены. Карманос, желая привлечь больше государственных средств, пригрозил правительству штата прикрытием бизнеса в Коннектикуте, что вызвало негативную реакцию со стороны болельщиков. Переговоры продолжались несколько лет, но стороны, не желая идти на уступки, компромисса так и не достигли. Вдобавок ко всему, активизировались конкуренты, желающие видеть в своем городе клуб уровня НХЛ, и в 1997 году Карманос объявил о переезде команды в Рэлей, что в штате Северная Каролина. Последний матч с «Сивик Сентре» «Китобои» сыграли 13 апреля 1997 года. Со счетом 2:1 была повержена «Тампа», а победный и последний гол «Хартфорда» в НХЛ забил Кевин Дайнин, вернувшийся в «Уэйлерз» после обмена 1991 года.

Невзирая на категорические общественные протесты «Китобои» прекратили свое существование. Карманоса в Хартфорде нарекли иудой, а подавляющее большинство болельщиков не признало «Каролину Харрикейнз» приемниками «Китобоев». Ежегодно 13 апреля сотни любителей хоккея стекаются в «Сивик Сентр», где под звуки «Brass Bonanza» вспоминают бывших героев. В настоящий момент многие местные политики приоритетной задачей считают возрождение в Коннектикуте команды уровня НХЛ. В городе жив фан-клуб «Китобоев», продается клубная атрибутика и даже называются конкретные сроки возвращения в Лигу – 2008 год.

«Каролина Харрикейнз»

Почему «Харрикейнз» («Ураганы»)? Дело в том, что это природное явление весьма характерно для штата Каролина, в котором даже есть специализированный научный центр, где занимаются соответствующими исследованиями. Если быть точнее, речь идет не просто о сильных порывах ветра, а о так называемых «воронках» (или смерчах), что нашло свое отражение на логотипе «Каролины».

…«Хартфорд» в середине 90-х годов представлял собой довольно скучное зрелище, и смена обстановки на команду практически не повлияла. Такое развитие событий никого в Каролине не устраивало. Огромным потенциалом «Ураганы» похвастать не могли и приступили к планомерному развитию команды с попутным исправлением прежних ошибок. Особая роль в реструктуризации клуба отводилась молодому и амбициозному наставнику Полу Морису, который был приглашен на пост главного тренера в 1995 году. Морис - фигура для мирового тренерского цеха уникальная. Дело в том, что он возглавил «Каролину»/«Хартфорд», когда ему едва исполнилось... 28 лет.

Морису пришлось строить новую команду, поэтому первые результаты пришли очень нескоро. «Хартфорд» за два года с новым тренером так и не пробился в плей-офф. Неудачным получился и следующий сезон уже с «Ураганами» - клуб вновь остался за бортом кубковых баталий. Но в работе Мориса были и положительные моменты. В один из его первых сезонов команда очень удачно начала чемпионат, и к моменту, когда выбирали тренера на традиционное шоу «Всех звезд», имела самый высокий посев в Восточной конференции. Как и положено, Морис возглавил сборную звезд, однако к началу всезвездного уик-энда его подопечные умудрились проиграть 10 встреч из 11, вследствие чего скатились на дно турнирной таблицы и заняли привычное место.

Сезон 1997-98 «Каролина» провела в Гринсборо. Ледовый дворец в Рэлее еще не построили, поэтому временным домом «Ураганов» на протяжении года был небольшой американский городок. Несмотря на обещания Карманоса улучшить на новом месте командную статистику, чуда не произошло. Почивший в бозе клуб провалил очередной чемпионат и был вынужден в очередной раз обменять разочарованных лидеров – нападающего Джефа Сэндерсона и голкипера Шона Бурка.

Возвращение в элиту состоялось в чемпионате 1998-99, накануне которого ряды «Ураганов» в качестве свободного агента пополнил опытнейший Рон Фрэнсис. В четвертьфинале Восточной конференции «Ураганы» встретились с «Бостоном», вели по ходу серии 2-1, но затем проиграли подряд 3 игры и выбыли из дальнейшей борьбы. Не успели в Рэлее отойти от досадного поражения, как новый удар нанес Кейт Примо. Лидер атак «Каролины» объявил забастовку, в результате чего Рутерфорд обменял бывшего капитана в «Филадельфию» на Рода Бриндамора. На следующий год «Ураганы» остались без плей-офф, а в 2001-м с треском уступили «Нью-Джерси» в первом раунде.

«Результаты первых сезонов были плачевны, - вспоминает Пол Морис. – На меня оказывалось сильное давление со стороны – болельщикам и журналистам нужен был результат. Но у нас был составлен четкий план, и я знал свое дело. К моменту нашего переезда в Каролину мы располагали несколькими талантливыми ветеранами, которые были нужны, чтобы привлечь болельщиков. Наряду с состоявшимися игроками в команде была и молодежь, из которой нужно было вырастить достойную смену. Особую роль мы отводили Рону Фрэнсису – он оказался доступен по цене и мог очень здорово нам помочь».

Первый грандиозный успех пришел к «Ураганам» в 2002 году. Никто не ожидал, что в плей-офф Лига увидит столь сильную «Каролину»! Немало поигравший бок о бок с Марио Лемье Рон Фрэнсис, реактивный финн Сами Капанен, разыгравшийся Джефф О'Нилл и яркий распасовщик Род Бриндамор, в свое время преодолевавший рубеж в сто очков за сезон, а также вратарский тандем в лице Артура Ирбе и Кевина Уикза произвели настоящий фурор, переписав клубный рекорд 1986 года. Оборонительная система Мориса оказалась не по зубам многим конкурентам. На первом этапе «Ураганы» разбили самый стабильный клуб последних лет «Нью-Джерси», на втором - энергичный и воспрянувший духом после нашумевшего возвращения Саку Койву «Монреаль». Неудивительно, что и в полуфинале, где «Харрикейнз» поджидало сильное, но изрядно вымотанное, «Торонто» большинство специалистов ставили именно на «Ураганов». «Харрикейнз» вышли в финал Кубка Стэнли, где были остановлены звездным «Детройтом». По словам Фрэнсиса, все это в его команде было расценено как лишь шаг на пути к более серьезному достижению…
назад к команде




сегодня



матчей не было



вчера



матчей не было


архив результатов


Поддержи NHL.RU Платные услуги Реклама на NHL.RU Контакты